Убить эмо (21-30)
 

28.

Когда в голову поступает музыка, я невольно начинаю двигаться. Это не танец, просто мне так легче воспринимать. Сегодня было морозно, в отличие от вчерашней оттепели. Я слушала и надрывала себе душу каждым словом. Это было так прекрасно и словно я не я. Я – одна. Я – эмо. И я счастлива от этого.

Мне вдруг перестало нравиться быть одной. Мне захотелось встретиться с кем то, кто мог бы меня немного поддержать. Одиночество славная штука, когда есть возможность кому то про него рассказать.
Ближе к реке живет Танго. Он старше меня, и он уж точно эмо бой. Его фотографии можно использовать для популяризации эмо. Но он все равно чуть ли ни каждый день придумывает новое в свом стиле. Такие прикиды стряпает – офигеть. У него одних самодельных галстуков штук сто и все разные.
А вот мамаша у него кошмарная. Сама неряха, и дома у нее липкий кавардак. Курит как помесь паровоза с лошадью, которую все никак не удается зашибить никотином.

Танго пытался с ней как то бороться, но куда там. Она считает себя самой умной и чуть что орет как резаная.
Про Танго можно сказать, что он почти всегда жутко грустный. Точнее – печальный. За все время нашего знакомства я только два раза видела, как он смеется. Причем во второй раз его развеселило то, что я нечаянно вывалила полбанки соли себе в суп. А первый касался какого то садистского мультика с зайчиком, который нечаянно прицепился к машине собственными кишками.

Вопреки всем законам природы Танго никогда не смеется над Сурикатом. Он над ним ржет, доказывая правильность законов генетики, потому что его мамаша курит как лошадь, пока сын ржет.
А еще Танго умный. Точнее – мудрый. Я мудрее не видела. У него какие то таинственные планы в отношении своего будущего. Но он считает лишним о них распространяться. Тихушник еще тот. Но я думаю, что он потом станет нобелевским лауреатом. Или кем то в этом роде. Он упорный, у него все получится. А пока он хочет быть против. Против всего, что навязывают. Если в рекламе говорят «Покупайте пиво», или неважно что еще, он ни за что не станет покупать. Из за этих долбаных принципов ему приходится смотреть рекламу.

Иногда он на полном серьезе цитирует библейские заповеди:
– Не убий. Клево! Как мыслишь, может, мне стоит кого нибудь пришить?
– Конечно. У меня есть с десяток претендентов на роль потенциальной жертвы.
– Неа. Мне нужна только одна, ради чистоты эксперимента. Остается выбрать, как ловчее провернуть и не попасться.

Он уже один раз украл, насколько я помню – упаковку женских прокладок. Одну из них расковырял и долго медитировал над ней, как над великой реликвией. Остальными пользуется вместо закладок в учебниках.
Прелюбодействовал. Думаю, что вовсе не один раз, но распространяться на эту тему считает неэтичным.
Демонстративно возжелал жену ближнего своего, разыграв обалденный спектакль с пением под окнами, с томными стонами при встрече, с прочувствованными любовными письмами, с единственным поцелуем в булочной.

стр. 11 из 15 пред. :: след.
Оглавление