Убить эмо (41-50)
 

Правда, девчонки?
Думаю, они причисляют себя к эмо кидам. Хотя, на мой взгляд, эти эмочки – гремучий замес всевозможных субкультур. Хоть они и экипированы тонной значков, нашивок и даже сосками, но от детей в них как в детях от стада тараканов. Они сами по себе явление. Название которому еще придется выдумать.

– Если эмо запретят – я вены порежу. И записку оставлю – почему.
– И я! Мы все порежется! Ура!
– Вот дуры то, – осаживает разбушевавшуюся стихию Алиса.
Решив, что без Танго тут не обойтись, я, недолго думая, решила их познакомить. Пускай дискутируют до усеру.
Танго напрочь не желал ни с кем знакомиться. Он проверял идею древних индусов, которые, по его мнению, насобачились полностью уходить в слияние с абсолютом.

Он три недели старательно настраивался в полном одиночестве, а тут мы: «Здрасьте, не ждали?» Но оттаял, поганец, когда мы ему тортик всучили. Оказывается, не жрал давно. Все о высоком думал.
Ведьмочки мгновенно перешли момент первой неловкости и окружили балбеса отшельника трогательной заботой и вниманием. Устроили ему приборку в хате и сбегали в магазин. Танго растаял. В его тусклых глазах появился нездоровый блеск проповедника. Или от еды, или снова окрылился новым экспериментом. Например, эмо бой и гарем из трех преданных сподвижниц. С очень соблазнительными фигурками.

– А куда кролики подевались? – с непрожеванным куском торта неожиданно поинтересовался он.
Наверное, втихаря смотался ушастых проведать, а там полное клеточное запустение.
– Не я, – судя по реакции Танго, меня он и не подозревал.
– А я как раз причем, – горделиво поглядывая на подруг, похвасталась Алисия.
– Не рассказывай! – шутливо запретила Ляля. – Он на нас в ментовку заявит!

Танго можно много в чем заподозрить, но не в братских отношениях с ментами. А зря. Он, по моему, до сих пор случается свидетелем всяких мелких преступлений. Но доверчивым девочкам об этой стороне жизнедеятельности эмо боя знать не следует.

стр. 12 из 23 пред. :: след.
Оглавление