Убить эмо (41-50)
 

Внутри эмо, а без этикетки хрен догадаешься. Шифруются. Сидит такой нирванистый кекс на гвоздях, а внутри – просто эмоциональный пожар. Но виду не кажет, красавец такой. Зато, когда они начинают отплясывать – все сразу ясно – эмо.
Завиральская волна подхватила и понесла воодушевленного Танго в сторону гибельного водоворота. Он округлил неморгающие глаза, загнал брови вверх, весь его вид воплощал неимоверную правдивость. Сразу видно, врет и врать будет долго.
– Помнится, у меня была банка горбуши. Я про нее как то забыла, а потом вспомнила, – воспоминания были явно не из приятных.

Алисия скорбно глянула на свои черные коротко остриженные ногти.
– И при чем тут йоги?
– Притом. С виду нормальные консервы, а как нож воткнула, оттуда как рванет!
– Вот, – вкрадчиво пропел Танго, – снаружи тишь да гладь, а внутри…
Все на минуту притихли, осознавая непознанные перспективы бытия.
– А чем мы им могли помешать? Я власти имею в виду, – очнулась любознательная Ляля.
– Первое, – Танго откинул несуществующую челку и задрал вверх грязноватый указательный палец, – мы потенциальные рабы.

По честному, мы разом охренели от такого предположения.
– Хватит ржать. Рабы и рабыньки. Раб – ценное имущество, создающее материальные ценности. А эмо якобы склоняют неокрепшие юные умы к суициду. То есть уничтожают ценное имущество государства.
– Фигня, – не выдержала я. – Просто у кого то из власть предержащих ребенок стал эмо. Прикинь, приходит он домой такой весь властью пропитанный, а там такое! Маленькая непонятная дряннушка, которая без всякого пиетета относится к папаше. Эмо не влом сказать отцу родному, что она думает про тупого, спесивого дурака. Вот вам и результат.

– Власти – полный отстой! – поддержала меня Ляля.
– А что такое пиетет? – оживилась Оля.
– Фигня. Просто из нас сделают козлов отпущения. Мы в их понимании хуже панков.
– Панки – нормальные ребята! – отрапортовала Оля.
– Ну, тогда гопников.
– Гопники – говно. Как ни встречу, вечно то телефон отнимут, то деньги вытрясут. И вот ведь гады, меньше чем по трое не шатаются.
– Панки – мегакруто! – не успокаивалась Оля.
– Согласен. Но они не развращают молодежь своими идеями. Они просто – против всего.
– Им нравится бесить зажратых!
– А панки…
– Достала!
– Нет, ну послушайте… И я ушла. А они остались.

стр. 14 из 23 пред. :: след.
Оглавление