Убить эмо (61-70)
 

77.

Сегодня мама без предупреждения ворвалась ко мне в комнату и все там перерыла. Словно ураган прошелся по шкафу и книжным полкам. А сама все талдычит, что если взяла что – положи на место.

– И что мы искали? – решила поинтересоваться я, наверняка зная, что ничего крамольного она найти не могла.
– Ты хоть осознаешь, во что вляпалась? – воспаленным фальцетом спросила мама.
– Нет. Может, ты мне объяснишь? Наклонившись, мама поднимает брошенную Митькину машинку, отчего халат натягивается на попе так, что лопается по шву.
– Тебе бы килограммов пять сбросить не помешало, – посочувствовала я.
– Сама знаю, – буркнула мама. – Отличный был халат. Лет десять прожил. Сейчас таких не купить.
– Устрой ему пышные похороны. Или залатай как обычно. Так что ты у меня хотела найти? – не отстаю я.
– Меня предупредили, что первого сентября в школе можешь не появляться. Даже если станешь одеваться по другому. Ты теперь – нежелательный элемент. Социально опасный.

Не стоит уточнять, кто ее науськал.
– А искала чего?
– Наркотики, – скорбно сообщила мама.
Хотя она не узнает наркотики в лицо, даже если столкнется с ними нос к носу.
– Не нашла? Ты пол разбери, я их туда ссыпаю между досками, ближе к плинтусу.
– Ерничаем? Мать родную в гроб готова вогнать, лишь бы показать себя умнее. А у самой мозгов палата.
– Мама, мозгов палата, это когда черепок пополам.
– Как я иногда тебя ненавижу. Просто не пойму, почему ты такая выросла? Никакого уважения. Ты ведь совсем со мной не считаешься.

– А ты со мной?
– А как ты себе это представляешь? Мы для тебя все делаем. А что в ответ? Сплошная неблагодарность.
– Так вы не делайте. Зачем так себя напрягать?
– Все. Мое терпение лопнуло. С завтрашнего дня никаких поблажек. Поговорю с отцом, решим, что с тобой делать. Жаль, дом в деревне продали. Вот бы куда тебя отправить. Ну ничего, какие то лагеря еще наверняка есть для таких как ты.
– Класс! Вот тогда то я буду в наркоте как дурак в фантиках. Мама, ты что, с луны свалилась? Там все пьют, трахаются и курят.
– Ври, да не завирайся.
– И вообще, у меня последнее лето детства. Имею я право его отгулять?
– Ты про свои права забудь. Нет у тебя никаких прав. Вот закончишь школу, поступишь в институт, пойдешь работать, выйдешь замуж – пускай тогда за тебя муж отвечает. А пока ты от нас зависишь. И если еще хоть раз придешь позже одиннадцати, я тебя в милицию сдам.
С элементарной логикой у нее проблемы, чего она не замечает.

стр. 19 из 24 пред. :: след.
Оглавление