Убить эмо (61-70)
 

– Где мои четырнадцать лет? – вопрошал Сурикат, словно кто то незамедлительно ему их отдаст.
Внутри, как всегда оглушительно, гремела музыка и царил полумрак. Эмовских товаров было более чем достаточно. Напульсники не дороже ста тридцати. Эмовские значки от двадцати пяти до шестидесяти. Эмовские футболки по триста рубликов. Недорогие ошейники. Торбы стоили около двухсот.

А вот галстуки оказались дороже всего, по триста пятьдесят. Ремни были не совсем как надо, зато недорого. Нашивок – завались и дешевле грязи.
– И все это барахло проникло в магазин не ранее года назад, – весело просветил нас жизнерадостный продавец, предполагая, что дождался оптовых покупателей.

Которыми мы не являлись.
Эмовская мода оказалась ширпотребной дешевкой, рассчитанной на всеядную ребятню. Хотя дело не в цене. И не в возрасте. Но от этого веселее не становилось.

Ни на одном из нас не было ни единой вещи из этого магазина. Когда все начиналось, купить что то натурально эмовское было практически невозможно. Мы изыскивали ресурсы в других магазинах. Мы изобретали что то свое. Кому то везло, и он с гордостью хвастался чисто эмовской обновкой. Но теперь все это в прошлом. Теперь мы одеваемся кто во что горазд. На что у кого фантазии хватает, но соблюдая стиль в целом.

– Все. На этом ставим точку. Сейчас он потащит нас в галошный магазин и докажет, что эта практичная черная резиновая ботва имеет розовую подкладку. Кирилл. Отвянь по хорошему. Ты Стасе устроил променад. Мы составили вам компанию. Прекрасный день, но дальше нам не по пути.

– А почему ты не женился? – внезапно оживился Сурикат, хватая Вайпера за уши и заглядывая ему в испуганные глаза.
– Отстань, дурак, уши оторвешь!
Но Сурикат, если на что нацелился, не отступится. И все про это в курсе.
Когда ушам стало совсем плохо, Вайпер сдался.
В куцем кастловском дворике мы услышали его краткую, но поучительную исповедь.
стр. 24 из 24 пред. :: след.
Оглавление