Трупозеры и эмо-кот
 

Футболка с треском разорвалась, и Эгор испытал странное неудобство, увидев две симпатичные акку­ратные розовые грудки, на одной из которых красо­валось выколотое готической чернильной вязью имя «Эгор», а на другой - такое же разбитое пополам сердце, как и на тыльных сторонах его ладоней.

Кук­ла трагически захлопнула глаза с длиннющими рес­ницами и прокричала:
- Эгор-Эмобой, возьми меня с собой или про­сто возьми меня, мой герой.
Толпа негодующе заголосила, кот зашипел, кло­ун с любопытством поглядывал на кукольные пре­лести, а Эгор, к своему стыду, почувствовал знако­мую тяжесть пониже пряжки ремня.
«Этого еще не хватало. Хотя... Хоть что-то оста­лось от прежнего Трушина. Только, похоже, вели­ковато наследство».

- Фу-у! - ревела толпа. - Паззерка несчаст­ная.
- А сами-то кто? - огрызнулась кукла, устро­ившая стриптиз. - Возьми мое сердце, герой!
Она резко воткнула свою правую руку под ле­вую грудь и с розовым фонтанчиком выдернула свое идеальное кукольное сердечко и протянула от­прянувшему Эгору.
- Мы - трупозеры, а ты попозерка, тусовщица дешевая.
Кукла в майке с Губкой Бобом и с проколотым гвоздиком носом схватила стоящую на коленях вы­скочку за челку и оттащила в толпу. Однако, как известно, дурной пример заразителен, и сразу не­сколько кукол, в первых рядах осаждавших, с экс­татическими стонами оголили свои бесстыжие ку­кольные бюсты перед Эгором. Правда, сердца свои вырывать не стали.

- А мне здесь начинает нравиться, - причмок­нул Тик-Так, любуясь обнаженными кукольными телами.
Однако в толпе разыгрывалась настоящая зава­руха. Куклы поприличнее, а особенно куклы-юно­ши, которым, видимо, нечего было показать, стали хватать за волосы и пинать раздевающихся, которых становилось все больше. Те, в свою очередь, стали отвечать. Мишки Тедди активно принимали учас­тие в драке, кусая за ноги всех подряд. В воздух полетели клочья маек и челок, значки и гетры, а вскоре и оторванные кукольные ноги и руки.

стр. 4 из 7 пред. :: след.
Оглавление