Реально плохие новости
 
Эгор открыл глаз и увидел красный блин. «Солн­це», - подумал он. Солнце отплыло и опять оказа­лось довольной мордой его санчопансы. Ююун что-то говорил, но Эгор ничего не слышал, потому что в ушах играло: «I am not О. К.» Эгор снял наушники.
- Что случилось? Как долго я провалялся в от­рубе?
- Все в порядке, шеф. Минуту, не больше. Со­ветую все же заткнуть уши берушами, тогда меня ты будешь слышать, а остальной мир - нет. Я буду стараться орать тебе прямо в уши.

Что ж, Эгор так и сделал и огляделся. В чувстве юмора его спутнику отказать было нельзя, он пере­нес его из больницы в гораздо более веселое место. Эгор сидел на кладбище, привалившись спиной к чьему-то надгробию. Вокруг Эмобоя высилась тра­ва, видимо, эту могилу давно никто не навещал. Клоун сидел на лавочке рядом и как-то слишком нежно смотрел на него своими маленькими глаз­ками.

- Что? - спросил Эгор. - Зачем мы здесь? Кто-то умер?
Клоун кивнул.- Кити? - ужаснулся Эгор.
Клоун помотал головой и показал толстой сар­делькой пальца на него.
- А, ну да, - вспомнил юноша. - И что мы здесь делаем?
- Прощаемся с тобой, - прочитал Эгор по толс­тым, ярко накрашенным красным губам клоуна.
Эмобой почувствовал спиной холод могильного камня, поднялся на ватные ноги и посмотрел в на­правлении, указанном клоуном. Его глазу открылась печальная картина.

Четверо кладбищенских рабочих с помятыми всепонимающе-испуганными интелли­гентными лицами аккуратно укладывали в свежевы­рытую могилу гроб. А рядом с ними, в упор глядя на него, стояла ничего не видящая от горя, рыдаю­щая мама, которую поддерживал за плечи удивитель­но небритый отец. «Никогда его таким небритым не видел», - подумал Эгор и понял, как он их любит и как им больно. Понял, что с момента, как он очнулся в Эмомире, он гнал от себя мысли о родителях, пря­тался от них.

стр. 1 из 5 пред. :: след.
Оглавление