Потрясения мозга
 
Диме Лазареву не спалось. Он ворочался с боку на бок, пытался глубоко дышать и ни о чем не думать, но все напрасно - сон не шел. Полчаса назад он неимоверным усилием воли заставил себя выйти из Интернета, где просидел десять часов подряд. И те­перь перед его закрытыми глазами продолжали сме­нять друг друга картинки с просмотренных сайтов, мелькали заголовки: «Жесть», «Страшная драка», «Живой факел».

Мысли хаотично носились в боль­шом Димином мозгу, и их никак не удавалось при­струнить. «Проклятый интеллект, - досадовал Ди­ма, - ни днем ни ночью от него покоя». Дмитрий считал себя интеллектуалом и свой пытливый ум, как и небольшой рост, относил к своим недостаткам. Основными же своими достоинствами он не без ос­нования считал кипучую позитивную энергию и са­танинское чувство юмора. Эта гремучая смесь несла Диму по жизни, как волна - серфингиста.

Вот уже три дня он не выходил из дома. В редак­ции журнала «Охота и рыбалка», где он работал, все думали, что он сильно простудился, купаясь на вы­ходных в Красном озере. Но это было вранье. На самом деле Дмитрий просто умирал от страха. Он клял себя на чем свет стоит за то, что вписался в эту поганую историю, которая закончилась убийством. Но виноваты во всем эти проклятые эмо.

Ну а в том, что он боялся и не мог уснуть, виноват интеллект. «Вот не имелось бы его у меня, как у большинства быдлогопов, что пасутся в антиэмо-сообществах, ко­торые я модерирую, и спал бы я сейчас спокойно. Гопники, они же каждый день этих эмо фигачат, и ничего. Да не я же, в конце концов, этого парня убил. И чего он вообще, дурак, полез, испортил такую по­зитивную сходку?» Дима, будучи апологетом движе­ния антиэмо, сам на акцию вышел в первый раз, черт дернул.

А с другой стороны, раз он сам организовал этот флэшмоб, как и все предыдущие, чего бы и не поучаствовать? Да и эмо эти ну просто задолбали, житья от этих рефлексирующих нытиков-педиков не стало позитивно-активному человеку-зажигалке Ди­ме Лазареву. А ведь как он только с ними ни борол­ся последние два года! Тут, конечно, надо копнуть глубже и вспомнить детство. Никаких эмо тогда, слава богу, не существовало. Но разных уродов хва­тало. Аутистов всяких, тупых толстяков и пон­тующихся отличниц. На шутки над ними обычно и уходил весь позитивный креатив юного Лазарева.

стр. 1 из 11 пред. :: след.
Оглавление