Рождение поэта
 
Тяжело дыша, резко хватая черными губами воз­дух, Эгор, только что вернувшийся из кромешной топкой тьмы, сидел на кровати в Спальном районе и пытался прийти в себя. Клоуну гораздо быстрее удалось адаптироваться. Он стоял рядом с Эгором, участливо склонив голову набок, и виновато смот­рел на Эмобоя.

- Он что, умер? - наконец спросил Эгор.
- Да, брат, случайно получилось. Одним гадом больше, одним меньше - чепуха, дело житейское.
- Не смей цитировать моего любимого Карлсо­на. Он был добряк. А ты только что убил человека.
- Виновного в твоей смерти.
- Косвенно! Мы договорились, что не будем его убивать, только посмотрим, что мы можем делать в этих чертовых снах.
- Хочу тебе напомнить, что ты первый зафин-тилил этому гоблину в лоб. Дворовое детство про­снулось?
- Ну да, не удержался.
- Вот и я не удержался. Люблю пошутить, дать, так сказать, позитива.

Покойник, кстати, тоже слыл известным хохмачом, к тому же, если ты не понял, это именно он организовал тот убийственный флэш­моб.
- Это ужасно, Тик, выбираться из сна уми­рающего. Ничего более отвратительного со мной не случалось. Я насквозь пропитан его страхом и от­чаянием. И сейчас меня грызут черви сомнения и раскаяния - эти мерзкие угрызения совести.- Эгор встряхнулся, как мокрый пес, и во все сто­роны от него разлетелись влажные сороконожки и мокрицы.

- Эй, чувак, - клоун пихнул Эгора в плечо, -не надо все так близко принимать к дырке в груди. Ты ни в чем не виноват. Кто же знал, что у этого парня такое трусливое сердце. И заметь, он испу­гался перспективы жить в твоем теле, а ты это тело получил благодаря ему. Так что нечего его жалеть. Это по одному они все такие жалкие и несчастные, а как собьются в стаю, разорвут любого, и без вся­ких сентенций.
- Я не такой, как они. И не хочу таким стано­виться.
- Но ведь тобой, как и ими, движет ненависть. Они ненавидят эмо, а ты за это ненавидишь их. Ты антиантиэмо.

стр. 1 из 10 пред. :: след.
Оглавление