Барбекю у барбикенов
 

- Нет, - посерьезнел Эгор, - только кухню.
«Мак Долбите» изнутри оказался похож на зем­ную забегаловку с созвучным названием. С той лишь разницей, что здесь вместе с питательно-радостным суррогатом можно было взять и куклу, которая сто­яла за кассой. Кена или Барби, в зависимости от пола и сексуальных предпочтений. Эгор заказал кок­тейль веселья и порошок радости и с удовольстви­ем знакомился с их действием, сидя за столиком с новыми приятелями. Посетители фастфака узнали Эмобоя, и Кулу постоянно приходилось отваживать назойливых кукол, рвущихся выказать респект буду­щему правителю.

Барби вокруг Эгора из кожи, вер­нее, из одежды вон лезли, желая обратить на себя внимание, но его голову занимали тяжелые мысли. Все меньше оставалось времени до его обязательного возвращения к Маргит, и Эгор пытался отвлечь себя поглощением коктейля радости. Когда с коктейлем было покончено, он уже обнимался с Кулом, говоря, что тот реально крут, просто Бэкхем какой-то, цело­вался с Бэйби, а потом и со всеми барби, подходя­щими за автографами, махал рукой на сердитую Ма­нию и под всеобщие аплодисменты, забравшись на стол, прочитал новый стих:
- Время жизни быстротечно - время смерти бесконечно. Кто считает дни беспечно, тот окажется увечным.

Наполняйте жизнь делами, смело действуйте руками, торопитесь видеть сами, все, что создано умами.
Наполняйте мир весельем, не отравишь душу зельем. Вся неделя - воскресенье, жизнерадостность - спасенье. И на логику наплюйте, раскрасивейших целуйте, все, что нравится, рисуйте, что не нравится, штрихуйте. Пусть узнает каждый вас, пусть горит весельем глаз, пусть гремит лавиной бас, ведь живем всего лишь раз.

А после порошка радости он решил вернуться к кассе с куловскими талончиками и взять на них симпатичную рыжую кассиршу, но тут его вернул в эмо-реальность твердый голос Мании:
- Эгор, нам пора возвращаться во дворец к Маргит. Ты дал ей слово, слово Эмобоя. Она ждет.
- Да. Точно. Прощайте, друзья. Вот еще один стих напоследок. Простите, но он будет про любовь.
Любовь - это искусство, Но все же это чувство. И кстати, очень вкусно, Но есть законный брак, А это очень грустно, И прямо скажем - гнусно, И пахнет старым дустом, Но, к сожаленью, - факт.
Барбикены на это откровение среагировали жал­кими хлопками.

стр. 12 из 13 пред. :: след.
Оглавление