Мания и депрессия
 
Прошла как минимум неделя с того злополучного вечера, когда Эгор сходил с гвардейцами на кон­церт. Честно говоря, Эмобой теперь не следил за временем. В Эмомире утро с вечером меняли друг друга слишком быстро, чтобы уследить за ними, а Реал практически перестал его интересовать.

Ду­мать о возвращении туда он перестал, про Кити вспоминать стало очень больно, а о том, что он убил невинных людей, Эгор старался забыть как можно скорее, впрочем, безрезультатно. Сначала он пытался анализировать случившееся, но результаты оказались настолько неприятными, что он быстро перестал мучить и без того истерзанный мозг. Про­ще всего было обвинить во всем злого гения его судьбы - Королеву Маргит, но это казалось ему верхом самоуничижения и малодушия. Нет, во всем виноват он сам.

Он оставил в живых Виктора и сам послал его к Кити, он спас Риту, которая, похоже, рассказала Кити их секрет, он устроил дурацкую разборку в туалете, которая вылилась в смерть не­счастных случайных свидетелей. В конце концов, это он никак не мог справиться со своими чувст­вами и эмоциями, постоянно перехлестывавшими через край, не мог попрощаться с прошлой, уже чу­жой жизнью.
«Хватит, - решил он. - Надо оставить Реал в покое. Это больше не мой мир. И все, что я в нем делаю, сплошной вред и бред. Пусть живые зани­маются живыми, а я займусь своей новой жизнью».

Но одно дело решить, другое - осуществить свои планы. Один он никогда не справился бы с разъ­едающими душу страданиями, сомнениями, самоко­паниями и самообвинениями. Ему повезло. У него была Мания.
Вернувшись с Тру-Паком и Покойником в Эмо­мир, Эгор извинился перед новыми друзьями и по­шел куда глаз глядел, лишь бы подальше от прокля­того дворца. Он долго бродил по Эмотауну, не обра­щая внимания на разбегавшихся от него, как от чумы, кукол. Рассвет менял закат, и наоборот, но розово-черная унылая гамма вокруг не менялась, как не менялись и пыльные улицы с обшарпанными ку­кольными домами.

Эгор страдал, болел душой и, как раненый зверь, хотел только одного: отлежать­ся где-нибудь в укромном тихом месте, наедине со своей болью. Он шел и шел, не разбирая дороги. Глаз туманили слезы обиды на все миры, а за спиной противно ныли сложенные крылья, которым он не позволял расправиться усилием воли. Наконец он больно стукнулся головой о стену, вытер глаз и по­смотрел вокруг.

стр. 1 из 6 пред. :: след.
Оглавление