Королевский секс
 
Вот уже три дня все тридцать три тысячи коро­левских фрейлин дружно приводили в чувство и в форму так некстати ушедшего в депрессию жениха Королевы. Сама Маргит не отходила от любимого Эмобоя ни на шаг, не выпуская из виду его воскре­шающееся тело, словно боясь, что строптивый же­них опять что-нибудь выкинет. Королева прости­ла Манию, потому что та покаялась и рассказала, где прячется беглый Эмобой, чьи феромоны изгоя заглушили мощные цветущие афродизиаки.

А еще потому, что всегда тайно симпатизировала этой кукле-смутьянке: в роду Мертвоголовых все оста­вались диссидентами и революционерами. И впол­не возможно, в Мании сидит имаго мертвой голо­вы. Пусть живет эта чертова нимфоманка, главное, что герой, которого упустили тупоголовые гвардей­цы, нашелся. Маргит простила Манию, но к про­цедурам исцеления Эгора не допустила - нечего ей здесь делать. И вообще хватит играть в куклы-наложницы! В этот раз она не будет миндальни­чать с Эгором. Маргит нужно потомство.

И она его получит. Конечно, это не то, чего она ждала, и не то, что было обещано Великой книгой, где герой влюблялся в красавицу Королеву с первого взгля­да и они улетали вместе на седьмое небо играть красивейшую свадьбу во Вселенной. Не суть. Глав­ное - он здесь и вполне дееспособен. И сегодняш­няя ночь будет ее ночью. Ночью любви и зачатия новой расы сверхсуществ. Тысячи оматидиев-глаз Маргит светились желанием и предвкушением сча­стья.

Первые сутки Эгор в абсолютной фрустрации пролежал в знакомой ванне, наполненной розовой водой, а труженицы огневки, моли, бражники, мед­ведицы дружно поливали его нектаром из своих хо­ботков, и из него, как из червивого белого гри­ба, повылезали и повсплывали все черви сомнений, слизни сожалений и клещи самообвинений. Ванна кишела паразитами угрызений совести. Душа Эго­ра очистилась, в ней осталось только жаркое рас­каяние, и Эгор потихоньку приходил в себя, гля­дя на мир наливающимся осмысленностью глазом. Но Эмобой все еще был очень слаб. На следующий день его перенесли в другую комнату, побольше и посветлее, и положили в большую ванну из ро­зовой яшмы, наполненную пенистым янтарным не­ктаром.

Его поили жидким сиропом из счастья, любви и радости с добавками бодрости и вдохно­вения, пока Маргит не решила, что худое тело на­ходится в достаточном тонусе, а в глазу хватает по­нимания жизни. На третий день Эгора снова пере­несли. На этот раз он оказался в темной-темной комнате на чем-то мягком. Когда Королева зажгла свечи, он понял, что весь пол комнаты занимает огромная мягкая перина. Хотя правильнее ее на­зывать «чешуйчиной», поскольку наполнена она была не пером, а волосками и мягкими чешуйками с крыльев бабочек.

стр. 1 из 6 пред. :: след.
Оглавление