Королевский секс
 

Эгор находился в космосе сомнений в этом не осталось, он парил в бесконечной темноте, которая разрывалась разно­цветными брызгами. Он кувыркался на свободе. Один. НИ о чем не жалея. Да и о чем он мог жалеть, если ничего не мог вспомнить. Кто-то его хотел, какая-то Маргит. Вроде бы он ее боялся, но сейчас никто ему не угрожал, потому что он летал в без­воздушном пространстве, свободный и счастливый. Ему ничего не казалось странным, все шло так, как должно: гремел салют в его честь - супермена-кос­монавта. Далекие звезды улыбались ему своей бе­лозубой улыбкой, и впереди зияла вечность. «Все отлично, но кто же я такой?» - подумал Эгор и засмеялся над своим глупым вопросом, и смех гро­мом пошел гулять по Вселенной, отражаясь звон­ким эхом от звезд, и, словно услышав его, появи­лась она.

Появилась из ниоткуда, но сразу стадо понятно, что она была здесь всегда и ждала только его. Она легким дыханием подлетела к нему, взмах­нула хулигански светлым облачком волос и, загля­нув ему В глаза, спросила:
- Ну и где же ты так долго был, Егор?
А он вдохнул ее дыхание и захлебнулся от сча­стья. Он увидел себя в отражении бездонных си­них озер ее глаз и сразу все вспомнил. Он - кос­мический пловец, его зовут Егор, а это его девуш­ка, прекрасная... Черт! Вот имени-то ее он как раз не мог вспомнить, как ни старался. И тогда, что­бы сгладить неловкость, он обнял ее и поцеловал, и они стали вместе кружиться меж звезд, кото­рые сразу стали ближе и ярче и тоже кружились вместе с ними.

Их поцелуи постепенно переросли в любовную игру, и ничто уже не могло помешать им заниматься любовью среди таких же, как они, небесных тел - ни одежда, которой на них не на­шлось, ни невесомость, потому что они крепко об­нимали друг друга и просто перетекали из тела в тело радужными волнами, то растворяясь в темноте космоса, то загораясь яркой сверхновой звездой. Их любовь была так прекрасна, что некоторые звезды потускнели на ее фоне, так откровенна, что звезды постарше зарделись, так совершенна, что могла бы просуществовать бесконечно, но мешало одно «но». Умирая от счастья и возвращаясь в объятия люби­мой, Егор мучился одним и тем же болезненным вопросом: «Как же ее все-таки зовут?» В астраль­ной голове крутилось только одно имя - Маргит.

А Егор откуда-то знал, что это имя не имеет ника­кого отношения к его неземной любви и вселенско­му счастью. И вот, когда он уже совсем потерял надежду, все его существо внезапно озарилось внутренним светом этого родного имени. Он ото­рвал свои губы от губ любимой и торжествующе закричал холодному космосу:
- Кити! Я люблю тебя, Кити!
И космос сразу же выплюнул его в другую чу­жую темноту, на мягкую подстилку из чешуек кры­льев ночных бабочек. В комнате никого не было.
8 открытую настежь дверь сквозняком от взмахов огромных крыльев уносило остатки любовных за­пахов. Эгор сел, обхватив руками колени, и, впе­рив тяжелый взгляд в дверной проем, попытался вспомнить, что с ним случилось. Но, к счастью, вос­поминания обрывались на горьком вкусе «Деламо-рэ-деламортэ» во рту.
стр. 6 из 6 пред. :: след.
Оглавление