«Смерть стоит того, чтобы жить, а любовь стоит того, чтобы ждать»
 
Семен Иванович Чуткий не верил в Бога. И в за­гробный мир он тоже, соответственно, не верил. Проработав двадцать лет в морге, он понял только одно: нужно получить от этой жизни все, пока ты не попал на железный стол. А еще Семен Иванович не верил в Бога потому, что, если бы справедливое Всевидящее Око существовало, он давно должен был обратиться в соляной столб, или сгореть от стыда, или хотя бы быть замученным собственной совестью за гнусные дела свои. Ан нет.

Чувствовал Чуткий себя прекрасно, вид имел благообразный: борода, очки, животик, жена, двое детей. Все это совсем не соответствовало тем безобразиям, кото­рые он частенько вытворял с безответными телами на работе. Сам себе Семен Иванович объяснял осо­бенности своей тяги к мертвым молодым женщи­нам спецификой работы, разрушившей его чувстви­тельную психику. Тем более что он не был манья­ком и место работы подбирал не специально, как некоторые жалкие личности с трясущимися рука­ми, у которых только одно на уме. У Семена Ива­новича на уме было отнюдь не «одно».

С некото­рых пор он стал приторговывать фото через Интер­нет, и его болезненная страсть приобрела вполне четкую финансовую основу.
Так что Семен Чуткий в Бога не верил и его не боялся, а верил в удачу и везение. И ему сегодня крупно повезло. Когда пару месяцев назад какая-то темная личность сунула ему в карман безликую ви­зитку с телефоном и сказала: «Ну, вы понимаете, Семен Иванович, чем черт не шутит, вдруг к вам случайно привезут еще живого человека, бывают же врачебные ошибки. Я тут читал... Мы, очень хо­рошо вас отблагодарим...» - Чуткий понял, что это - перст судьбы, и начал ждать. И вот дождал­ся. Удача не замедлила случиться.

Да еще какая. Редкая, практически невозможная. Придурки со «скорой» привезли живую девушку, впавшую в глубокую кому, практически в анабиоз. И ему те­перь предстояло сделать вскрытие и подменить ее живое сердце на орган мертвой бесхозной бомжи­хи... Но мало того что он продал ее сердце и теперь ждал «черных» трансплантологов, девушка оказа­лась красавицей и девственницей. И вот теперь Се­мен Иванович ходил вокруг железного стола, на котором лежала голая Кити, как кот вокруг смета­ны. Яркий свет дневных ламп заливал комнату до рези в глазах, от взгляда Чуткого не ускользал ни единый уголок на теле Кити, которое казалось вы­сеченным из мягкого розового мрамора.

Она пре­красна и принадлежит только ему, он будет ее пер­вым и последним мужчиной, целый час у него еще есть в запасе, а фантазий накопилось... Но Семен Иванович был человеком интеллигентным и не мог наброситься на девушку, даже так бесстыдно раз­легшуюся перед ним на столе, не поговорив с ней, не наладив контакт. В конце концов, он же не на­сильник какой.

стр. 1 из 6 пред. :: след.
Оглавление