Глава первая (1)
 
…Капли крови, медленно стекающие из длинного пореза на запястье приподнятой левой руки, казались ему маленькими шаровидными сердечками. Кирилл следил за их падением в отражении огромного старого трюмо, стоящего в коридоре.

Он завороженно смотрел в зеркало на порез, который только что сделал лезвием бритвы, на красную полоску выступающей крови, затем перевел взгляд на свое узкое бледное лицо, наполовину прикрытое косой черной челкой, на синие глаза, обведенные черным карандашом, на бледно розовые губы с двумя колечками пирсинга в уголках. Его лицо страдальчески искривилось. Кирилл отвел взгляд от отражения и посмотрел на пол. Капли крови падали бесшумно и распластывались на затертом линолеуме маленькими неровными звездами. Он больше не мог плакать, его душа устала.

Он чувствовал опустошение, смешанное с небольшой долей удивления и любопытства, что все сейчас для него закончится. Месяц назад Кириллу исполнилось 17 лет. И он вдруг усмехнулся, подумав, что его жизненный путь оказался коротким и бессмысленным и что все, видимо, в этом грустном неправильном мире не имеет никакого смысла. Он стоял перед трюмо, чуть ссутулившись и не отводя взгляда от своего отражения. Кириллу казалось, что он полностью погрузился в мир зазеркалья, что его бледный худой двойник с приподнятой окровавленной рукой сейчас повернется и исчезнет в туманной глубине зеркала. А вместе с ним исчезнет и он. Его голова начала кружиться, но на губах появилась улыбка.

Кирилл не услышал, как дверь позади него раскрылась, настолько бесшумным и легким было прикосновение и последующее движение. Он заметил только какую то тень, но даже не повернул головы. Его сознание, измученное душевной болью, не реагировало на внешние раздражители. Кирилл по прежнему находился, словно на границе двух миров. Но лицо, возникшее в зеркале позади него и медленно приближающееся, заставило Кирилла сфокусировать взгляд. Черты становились все четче, краски ярче. И вот уже практически его двойник смотрел из за его щеки.

Черная рваная челка наполовину закрывала бледное лицо, ярко голубые подведенные черным глаза смотрели пристально, маленькие розовые губы сжались и побелели от волнения. Он почувствовал легкое прикосновение к щеке. Кожа была теплой и нежной как шелк. И от этой неожиданной теплоты он почувствовал странную тяжесть в опускающихся веках, слезы обожгли глаза. Кирилл увидел, как набухшие голубые вены на его руке зажимают тонкие пальцы с короткими ногтями, покрытыми черным лаком, почувствовал сжатие обхватившей его руки, услышал шепот: «Не покидай меня» – и начал оседать на пол, практически теряя сознание.

Когда он очнулся, то понял, что сидит возле трюмо, привалившись к стене. Бледное тонкое лицо склонялось к нему. Большие подведенные черным глаза казались огромными из за расширившихся зрачков.
– Марика, – прошептал он.
Но теплый палец прижался к его дрогнувшим губам, и он замолчал, вновь закрывая глаза. Кирилл почувствовал, как отвели челку со лба, скользнули о щеке, губам, которые невольно дрогнули, как вытерли влажные щеки чем то мягким. – Марика, – тихо повторил он.

стр. 1 из 13 пред. :: след.
Оглавление