Глава четвертая (2)
 

– Все это так, – после паузы заметил Савелий Иванович, – но у меня создалось впечатление, что суть эмо – жертва. А, как известно, жертва всегда притягивает палача. Мне кажется, что многие эмо сознательно ставят себя в эту позицию, что им нравится играть роль жертвы, всеми обиженной и не понятой из за тонкой душевной организации. Вот и Ирина в своем дневнике много писала о том, что ее никто не понимает. И нашелся тот, кто понял ее. Сам знаешь, до чего это ее довело, – со вздохом добавил Савелий Иванович и замолчал, потирая лоб рукой.

– Я давно перестал быть жертвой, – после паузы сказал Кирилл. – И я в состоянии сам принимать решения.
– Не уверен, – заметил тот и вскинул на него глаза. – Я, кстати, много слушал вашей музыки.

А так как я старый металлист, то мне очень она понравилась, честно! Есть талантливые труппы. И тем страшнее эффект, который, как я думаю, производят на чрезмерно эмоциональных ребят тексты практически всех песен. Мне кажется, что это своего рода зомбирование. И вы все словно зомби под влиянием таких текстов. Даже я поддался вполне определенному настроению после прослушивания в течение нескольких часов подобной музыки.

– Но ваши металлические группы тоже пели о смерти, – заметил Кирилл.
– Не забывай, что во времена моей молодости это были в основном западные группы, пели они на английском, и мы в суть слов не вникали. А тут что? Вот, я даже распечатал кое что для материалов дела. И подборка говорит сама за себя.
Савелий Иванович открыл папку. Вынув из нее листок, протянул Кириллу.
стр. 13 из 13 пред. :: след.
Оглавление