Нормальный парень
 

- Я нормальный, - незамедлительно сообщил Пабло. - Отделение милиции захвачено пидорами. Это менты-эмо-зомби. Убей эмо - спаси мир.
- Достаточно, - сказал врач и вздохнул. - Это наш клиент. Забираем его в «Скворечник».
Через час Пабло оказался на белой кровати в смирительной рубашке, и хотя внешне, после серы в четыре точки, он быстро и надолго успокоился, внутри кипели страсти. «Все, пропал этот мир, - сокрушался Пабло. - Ну хоть пидометр жив. Мы еще повоюем!» Так простого нормального парня Павла Чачика эмо-пидоры до дурки довели...

Над Эмомиром поднималось розовое солнце. Фонари на площади Спального района продолжали гореть, потому что никогда не выключались. Под ножками черных кроватей расползался уже такой знакомый розовый туман. Эгор встал с кровати, его худое тело передернуло долгой судорогой. Он слов­но пытался стряхнуть с себя не только виртуаль­ную воду из бассейна, но и всю грязь больного со­знания Пабло, которая, как ему казалось, налипла на него жирными кляксами.

- Б-р-р, - сказал Эгор, - эй, толстый, я уже здесь!
Клоун оторвал голову от подушки.
- О, брат. Быстро ты управился. А я тут с Ти­ной Канделаки языком зацепился. Как крепыш? Ты его убил?
- Все гораздо хуже, чем я думал. Он оказался безнадежно больным на голову придурком и гряз­ным извращенцем.
- Н-да? - Клоун прищурился. - Так ты убил его?
- Его сожрали геи эмо-зомби, герои его сексу­альных фантазий.- Трэш какой-то. Не пойму, он умер?
- Я убил его морально, чувак. Физически он слишком крепок, даже для меня. Можно попробо­вать еще раз, но я ни за что больше не окунусь в эту клоаку. Сколько там времени?

- Семь утра, а что?
- Хочу покончить со всем этим прямо сегодня. Боюсь, что злобная бабочка может передумать и сорвет все мои планы. Короче, хочу прямо сейчас отправиться к блондину со сломанным носом, ко­торый меня фактически и убил. Надеюсь, у него сны поприятней.
- А как же телка? Ну, та, которая дала ему бал­лон? Ты же хотел и ее...

- Нет, я передумал. Не геройское это дело с бабами в бабских снах воевать.
- Понятно. Ну что ж, удачи. Мочи белобрысо­го, а я, пожалуй, тоже в бабские сны сегодня боль­ше не полезу. Зайду для разнообразия к Абрамови­чу, интересно же, что ему может сниться.
- Потом расскажешь. Все, я ныряю.
Эгор лег на кровать, вжался лицом в подушку и представил себе прозрачную ненависть голубых глаз блондина в арафатке.

стр. 11 из 11 пред. :: след.
Оглавление