Убить эмо (51-60)
 

Когда я отключила трубку, то почувствовала себя просто на седьмом небе от счастья. И решила срочно сесть рисовать. Персонажи у меня уже были. И про них вполне можно сотворить миллион историй. Странно, но на этот раз меня вдохновила Оля. Которая бьется, словно кулачный боец, с разлучницей. История получилась такая агрессивная и тупая по своей кровожадной сути, что я слегка ошалела. Особенно убедительно смотрелось Олино лицо, перекошенное в момент драки. И топор в ее черепе. Не рисунок, а пособие для серийного маньяка. Мне стало страшно. А вдруг ее эта девчонка изувечит?

– Оля, а ты когда планируешь разборки с этой, которая парня твоего увела?
Надо было сначала посмотреть на часы.
– И тебе доброй ночи. Ты что, совсем не спишь? Погоди, только сигарету возьму.
Возникла пауза, прерываемая шорохами в телефонной трубке. Потом щелчок зажигалки и шумный выдох. Мне показалось, что у меня перед лицом возникло облако дыма.
– Стася. Ты либо полная крези, либо наивняк. Ты думаешь, я дебилка? Я не спорю, с неделю психопа тила, но теперь настроение – позитив форевер. Все пучком, подруга. И спасибо тебе. Ну, что тогда меня выслушала. Я иногда пургу гоню, извини. Короче – драки не будет.

Попрощавшись на этой оптимистической ноте, я твердо решила – показывать нарисованное Оле я не буду.
Утром позвонил Кирилл и пожелал мне доброго утра. А я потребовала в обед услышать «приятного аппетита». На что он обиделся, потому что я ему «доброе утро» забыла сказать. Тогда я извинилась и пожелала ему удачного дня оптом и в розницу. Вот! Мы распрощались до «спокойной ночи». То есть до вечера. И он впервые сказал на прощание «целую». А потом ждал моего ответа.
– И я тебя в то же место.
Кирилл обозвал меня ехидной, и на этом мы расстались, довольные друг другом.
стр. 20 из 20 пред. :: след.
Оглавление